ya_miranda: (Default)
Тут, у приморья, под ветром гнутся в садах пионы:
Все ненадолго, цветы и те состоят из пепла.
Никто не знает, живут тут кошки или шпионы.
Здесь было маленькое кафе, и она там пела.

Таких еще голосов не видели - светлых, юных,
Какой с них прок - никогда не спросят, зато успела -
Но век от века прозрачный город стоит на дюнах,
Где ничего не построишь больше, кроме распева.

Каяк запляшет, почти ныряя, сердит и легок,
И ты качайся, простой на камне как можно дольше,
И ветром сдует к тебе всю Балтику напоследок,
Как будто нет ничего, и города в дюнах тоже,

Когда спасатель тебе помашет с высокой вышки,
Как будто тень отдает душе свою жизнь без тела -
А только образ из очень старой и глупой книжки -
Здесь было маленькое кафе, и она там пела.

Ветер

Aug. 11th, 2017 01:39 am
ya_miranda: (Default)
Без страха и без спросу лезет в чужое окно
Поднатужится , ударит в стекло, передохнет, ударит снова
Бьётся в стену
Трясет длинными волосами
Обвивает ими дворы
Помнит о смерти

Надо всем миром царствует
Надо всеми стоит городами
Носит звезды из края в край
Лопасти вращает послушные

Людей, как листву, несет
И тьму, как листву, разбросает
Никто ему не указ
А он
Помнит о смерти

Вечной тропой ходит
Вечно пребывает везде
От воздуха до воздуха
От горения до распада

Закручивается в кокон
Выпускает горячий день

Коней выпускает
Распахивает ворота

Помнит о смерти
ya_miranda: (Default)
Так однажды поймешь, где тебе ничего не светит,
Раз не ждут и не вспоминают.
Развернуться и двинуть туда, где никто не встретит,
Или проще - идти напрямик, там тебя узнают,

На часах - фигурки, в солнечный век отлиты.
Кто к тебе повернется, кто - от, на кого проруха? -
И сойти с циферблата на выщербленные плиты,
Убегая с круга.

Бьет стрела и находит цель там, где номер выбит,
Даже если натянутый лук никто не увидит.

Вот тебе древко-дерево, наконечник из кремня, и
Вся земля - твоя, лишь бы только хватило времени,
И стрела возвратится к тебе, но никто обет не сломает
Оттого, что ее поймает.

Отходить весь век ферзем на шахматном поле,
А потом постареть, не умея стареть, а после
Родиться в другой стороне, на зеленом поле.
Кто их знает, что будет после.

Постареть еще раз, примкнуть к протестантам ли, меннонитам,
В деревушке глухой прослыть путешественником знаменитым,
Перебирать фотографии, пленки, книги, трофеи,
Знать, что видели феи.

Иногда вылезать, покупать себе счастье на сдачу с удачи,
Пополнять собой сборище местных чудаков и чудачек,
Или, может быть, вся удача с тобой останется,
Если хватит игры и танца.

Так стрела находила цель там, где нету цели,
Потому что мы стояли, смотрели, пели,
Понимали, шли, возвращались, выдумывали, решали,
Шли по горло во времени,
Не мешали.
ya_miranda: (Default)
"-Кто строил эту дорогу?
- Граф Петр Андреич Клейнмихель, душечка"
(С) один Некрасов

Мы всегда живем у железной дороги
Нам поют колесные динозавры
Отвечают с берега пароходы

Мы берем у старого машиниста
По дороге фляжку воды напиться
Или пол-буханки с собой наесться

Мы с тобой живем у железной дороги
Через пару сотен лет повсеместно
Все дороги сделаны из железа

Мы сидим на бортике над огнями
Поедаем кубики протеина
Все искрит вибрирует и грохочет

Мы с тобой сидим у железной дороги
Через триста лет тут одни лианы, и
Разбираем кубики деревянные

Строим этот, как его, передатчик
Забирайте нас мы уже успели
Мы собрали данные о планете

Это дромомания, как диагноз
Все ушли куда-то, куда - не знаем
Развивались, строили, молотили
Всей цивилизацией постарались
Только чтобы взять и уехать дальше

Прилетит вагончик не деревянный
Заберет нас в космос неидеальный
Мы нальем во фляжку, возьмем горбушку
Курс проложим роботу-машинисту

И в вагоне там на полу рассядемся
Все это уплетаем
ya_miranda: (Default)
Поднимается дым над полями и плесом,
Дымный джинн пригрозит третьим глазом во лбу.
Механический ангел со скошенным носом
И железными крыльями лезет в трубу.

Из-под сажи добудутся дивные дива,
Что мерещиться будут в паленом бреду.
Перегнуться реке через край перспективы
И картине родиться в песках на ходу.

Не молиться в Сайгоне, не плакать в Дюнкерке,
Не решать, что сегодня займется огнем -
Табакерку отдайте ему, в табакерке -
Городок безымянный, без промаха в нем.

Если падал - взлетел, где стреляли - промазал.
Не на выставку взяли - пойди покури.
Металлический бог нарисованным глазом
Измеряет соцветье созвучий внутри.

У него подпирает под речь посполитый
И вельможный акцент, и всю ночь напролет
Он поставит мольберт, и смешает палитру,
И такое, как снилось ему, соберет.

Ни крупинки в руках, ни рассказа о боли,
Что фотографу правда, то правда, прости -
Но качается маятник в старом соборе
И не даст никому объектив навести.

Карандашные фокусы, снятые мерки,
Рельсы, лестницы, псы - не жалей ни о ком!..
Так играй этот вальс, человек в табакерке,
Чтобы вырезать дверь и уйти с табаком.
ya_miranda: (Default)
Она носит в прическе несколько кинжалов, закрывающих воображаемую дыру в затылке.
Ей кажется, что многие просят - дай нам сделать из тебя куклу на перчатке, засунуть руку в эту воображаемую дыру, и тогда твое лицо будет послушно меняться, отражая и выражая, рот будет произносить одобренные слова.
Она покачивает головой и втыкает в прическу еще один кинжал. Они маленькие и весят не так много, чтобы опустить голову.
Люди об этом ничего не знают.

Иногда приходится приложить очень много усилий, чтобы аккуратно вложить кинжал в прическу, не задев вполне настоящую голову.
Никто не знает, почему она это делает, но все знают, что у нее где-то есть уязвимое место. От того, что оно воображаемое, ситуация не становится менее опасной, хитрые любители марионеток - менее прилипчивыми, а кинжалы - менее острыми.
Однажды она начнет швыряться тем, что у нее в прическе, в настоящих людей.
ya_miranda: (Default)
Что за парень - одни рыдания.
Ни ножа, ни сил в кулаках...
Он несет бетонное здание
На дрожащих тонких руках.

Все, снесенное серым смерчем, но
Восстановленное в кино -
На зеленом лугу расчерчено
И в макетах воплощено.

Мир так мал, вроде шкурки кроличьей:
Видишь, жить ему каково,
Зная точно, что за сокровища
Остаются после него?..

Мысль кричит разбуженным кочетом,
Кружит ум, как веретено:
Вот, каким растрепанным почерком
Три учебника спрядено.

Он наивно подаст прошение,
Нить порвется, слетит канва.
Все, к чему имел отношение -
Через год снесут, через два.

Он запомнится - книгой, Троей ли,
Как картинка в первой главе...
Но и то, что еще не строили,
Что еще никогда не строили -
Оформляется в голове.
ya_miranda: (Default)
Те, что плыли через моря,
Доверяют мудрости рек.
Те, что раньше жили в лесах,
Не всегда понимают друг друга.

Двух веков еще не прошло -
Все сияют его глаза:
Электронная красота,
Сумка с вышивкой ветки ольховой.

Погляди, так же странно одет,
Те же звуки, та же игра.
Говорит на том языке,
Что учил ты во сне и по книгам,

Не захочет тебя узнать,
Недостойным тебя сочтет,
Но и музыку эту запел,
И к деревьям рукой прикоснулся.

Знаки племени на руках
Закрывает цветным полотном.
Не поверит, что ты такой,
Улыбнется одними глазами -

Не ответит тебе никогда,
Но найдет в генераторе рифм:
"листа господа услыхал";
Значит, все еще помнит, как было.

Не захочет тебя узнать,
Чайкой спустится на причал -
Но и музыку эту запел,
И к деревьям рукой прикоснулся.
ya_miranda: (Default)
Тундра месяцем повита,
Солнце камушком во рту.
Волк охотится в палитре,
Ловит пятна на свету.

Ходят ведра за водою,
Спят дома на сотне свай.
Прикрывай глаза ладонью,
Мох под окна забивай.

Покосится черный домик,
А проснется - ничего,
И да здравствует художник,
Если вспомнишь про него.

Вот зимовье понарошку,
Вот стоянка лешака.
Волк охотится на кошку,
Кошка ловит паука.

Летний ветер лезет в щели,
И приснятся в декабре
Настоящие качели
В нарисованном дворе.

Поливай, холодный дождик,
Падай снег, копись, родство -
И да здравствует художник,
Если вспомнишь про него.

Там, за морем ледовитым
В память тех, кого прогнал,
Волк охотится в палитре,
Скалит зубы на пенал.

На столе - зеленый камень,
Дед звонит, беда не в счет.
Краски, кисти под руками -
Может, встретится еще.
ya_miranda: (Default)
Никого не напряг, не подвел, взрослых не просил - молодца!..
Сам едешь, сам трогаешь рукой дерево у крыльца,
Смолистых ступенек коснешься подошвами, и беги,
Сам едешь, сидишь у окна, билет храни, береги.

Сам едешь, сам, локтем упирайся в сосновую рамку стекла. Нос прикрой.
На деревянной скамейке солнцем нагретые пятна. Герой.
Едешь на каменный остров, где можно охотиться без помех.
Засыпай, завернувшись в мех, смотри на звезды над головой.

Холодно. Вырос. Выбрал себе институт, утащил ключи.
Твой каменный космос смотрит в тебя, и ты не молчи.
Что тебе нужно, никто не знает, а ты не расскажешь, нет.
Там, на реке, из далекой проруби ночью мигает свет.

Сам выбрал, дырявил лед, выплыл навеселе.
Твой каменный самолет - город в седой смоле.
Сам едешь, сам трогаешь рукой дерево на крыле,
Заводишь, взлетаешь, домами обрастаешь, на крышах сухой травой.
Сам едешь, кричишь, глядишь, как смеются звезды над головой.

Ты мог бы и рассказать - но молчишь, все слова не те.
твой каменный остров плывет в сияющей пустоте.
Твой каменный остров, где можно охотиться, спать, ходить в камыши.
Не спи, за штурвалом не спят. Кури, разглядывай, не спеши.
ya_miranda: (Default)
Так меня хоронили, не помню, во сколько лет -
Я в земле отмирала, выходила на свет.
Мне земля отпирала, воздух шел изнутри:
"Говори правильно, правильно говори..."

Мою кровь не допили, выживай из ума,
В городах, где топили, я ныряла сама,
Но вода вынимала лунные пузыри -
"Выходи на берег правильно, правильно говори"...

Жить в лесу, спать в металле, хоботком шевеля.
Города улетали, оставалась земля.
Улетай в стратосферу, маску в зубы бери,
Говори правильно, правильно говори.

твоя песенка спета, в рюкзаке козодой.
Я хожу по проспектам, я лечу над водой,
Станешь горной породой - спи, листвой оплетен.
над промерзшей дорогой ходят Млечным путем.

лес притих, мерзнут руки, спит в потемках река.
трогай ржавые люки, обнимай за бока.
сгреб под рацией листья, паутинку бери -
Говори правильно, правильно говори.
ya_miranda: (Default)
...А ведь воздвигали храм, и дымы курили,
"Юпитеру, наилучшему, всемогущему" говорили,
"Юпитеру Величайшему" - говорили.
Развалины эти в мире есть и поныне,
Их память людская не прятала в мокрой глине,
Никто не забыл их ни в Риме, ни на чужбине.

Но кто к ним ходит и кто им жертвы приносит?
Никто не ходит и жертвы им не приносит,
Не режет голубя, правды высшей не просит.
_
Жадности человечьей не меньше сроку,
Чем божественной, это правда, не меньше сроку,
Она родилась раньше нас, ей здесь одиноко.
Жадность курит через мундштук длинную сигарету,
Комкает в пальцах билет, смолит сигарету,
Ритм ускоряется, холод уносит в Лету.

О, настоящее, тянешь свой гимн без страха!
Не испугают тебя ни костер, ни плаха.
Так и проходят века - вот, ни оха, ни аха...
И кто-то идет сюда и шаркает по проходу.
Не засучив рукава, глядится в темную воду.

Вот он приходит и смотрит в зеркало камня,
Смотрит, вздыхая, в гладкое зеркало камня.
Жертвенник, верно, пустой: по ночам так мало народу.
Нет ничего, все пусто за облаками.

Жадность глядит на него из окна. Он трусит.
Был бы мужчиной, не пил из собачьей миски:
Думает жадность: неискренен, не терзает
Жажда и голод, не манит тайная дверца:

Он двоеточие ставит, мысленно просит,
Чтоб не осталось пустым его имя в списке.
Но сигарета летит, и мысль исчезает.
Ритм ускоряется. Холод достигнет сердца:

Нет, не пожертвуешь скудной любви, бездельник,
Славы недолгой ему не клади, бездельник -
Но он бессмысленно смотрит, он все считает:
Нет ничего, что было бы лучше денег,

Думает, все оттого, что не будет денег.

Нечем платить, и как удирать от своры
злых должников, и сердце, как острой спицей,
осенью мира пробито, чем мир измеришь?

Разве ты воин, ты, избегавший ссоры?
Даже не раб, ты, не то что пьяный патриций,
Коим себя представляешь, когда сумеешь.

Он все глядит... И жадность не понимает,
Что он умеет. Чего он добиться может,
Кроме как вечно сидеть в третьем сонном Риме,
Кроме как кофе цедить, хулить чьи-то мощи...
И тут ее осеняет.

Он не искал могилы, не жаждал мести,
Он не ходил в походы, не видел битвы -
Жрец совершенно точно должен торчать на месте,
Будто гвоздем прибитый,
Должен уметь держаться, ему ответят,
богу важна надежность, а не надежда.
Впрочем, какие боги, такие люди.

Жадность уже понимает - бог шельму метит.
На этой должности, верно, других не держат.
Шарит руками в блюде.

Жрец подношений не хочет, а бог захочет...
Жадность смолит сигарету, и голос ночи
Кличет зарю, и смолкает усталый кочет.
Мимо идет прохожий.

Время, бесспорно, дурное, и жрец у него похожий.

Жрец принимает сан - и, счастливый, кричит, как кречет.
ya_miranda: (Default)
Здесь, между двух ущелий, на сотом участке пути,
медленный стук колес отзывался - "прости, прости" -
шпалы считает, идет, имена считает,
Тает,
Как тает в облаке истинное число.
Тает, как сахар в чае.
Глупое ремесло
Держит его на земле, а он все летает.

Дальше я знаю, что будет, раз ты устал.
колокола, рельсы и всякий другой певучий металл
не устают, все поют под поступью мерной.

Все, что умеет Тесла,
расчерчено на столе.
что с тобой делать, если
колеса там, на земле,
не прокрутились до точки. Жди меня, верный.

Знаю, еще чуть-чуть - и вверх, по листам.
Глупая вера в любого, кто подождет,
тронет за плечи, ответит, и дрогнет трасса.
Жди меня, мирный. Старайся сам по себе.
Жди меня, сорной травой проросшего там,
где пустота исчезает, а есть пространство.

Ток разбирает клички, льется по проводам.
длинная электричка
идет по твоим следам,
рельсы туманятся, ветер тебя качает.
ветер качает
и трогает провода,
будто меж двух ущелий
можно уйти навсегда
в тонкую щель, где темно, и тьма излучает.

все, что ты мог подумать, написано на лице .
свойство коварного поезда - поезд находит цель,
поезд причалит там, где, смысла не чая,
ты разложил на шпалах все карты большой игры.
годы, слова, проходы, потерянные миры.

Как ты прошел, дороги не замечая.
ya_miranda: (Default)
Вот, нет ничего - и боишься терять то, чего не теряла.
О, царская роскошь - цыганское платье, лоскут одеяла,
изодранный полог, из тысячи полок - свободная полка,
И встретивший ночью - не молод, и спорите долго.

Соперники ждут - дремлет кучер кареты, гонец на карраке.
Но вечно горит огонек сигареты, сигналит во мраке,
И вечен их смех, после праздника - оба в беде, как ни барствуй,
Залатан доспех, предсказуем успех, вроде доли цыганской.

А что теперь ждать - их ограбили, как бы они ни просили.
И воли бессветной хлебнули, и черной вины откусили,
Бывало, и скипетр с державой роняли, и бармы носили,
А глупости не угадали - и что теперь в силе?..

И что их опять... Все - само. Не приходит спасенье:
и тлеет под пеплом второе письмо, и грядет воскресенье,
и драная юбка среди демонстраций - как редкая птица,
и нечем, и нечем уже отпираться, и где - отшутиться.

Чужая судьба нас вела, как вола по заброшенной пашне,
Столкнула нас точно, нарочно, навечно, и больше не страшно,
И больше не больно, заклание воли - не наша забота,
Мы - ни для кого, и никто не решил, что убит для кого-то.

Да, будь он хоть князем, изгнанник не очень-то прошлым гордится.
Но прячет историю в драный рукав - пригодится.
И лето, как знамя, и посох, как скипетр, несет он, не глядя...
Эх, царская роскошь, цыганская горечь, ох, звезды во взгляде!
ya_miranda: (Default)
на нас все сердятся, когда мы ставим небо вверх дном -
гляди, все знают и поют, ничему не учась.
а в языке моем есть часть, которой нет ни в одном,
и небо режет хуже воздуха та глупая часть.

и все тебе всегда не так: то наша сельская честь,
то бедный призрак без отца, то брат у неба в долгу.
и даже имя у меня, мой друг, какое-то есть...
Но если имя нынче есть - то я его сберегу.
ya_miranda: (Default)
Вот он, вот, почти седой,
выступает говорливо,
с поредевшей бородой-
Лорка местного разлива,

все о планах, о долгах,
о своем переднем крае...
ветер хмурится, играя,
пляшут искры в тростниках.

недописана строка,
а в руках венок историй -
там несет его река,
там пловец сильнее моря,

не бывает никогда
просьбы, небу неугодной,
и певец проходит, гордый,
покоряя города.

он не смотрит на меня.
в нем тоскуют одиноко
доля каждого огня,
вера каждого пророка -
на бессмертном языке,
без ошибки в первом такте -
в непоставленном спектакле,
в переплавленной тоске.

век сияющих вершин,
мир устроен справедливо...
и плывет в большой тиши
лодка к местному разливу,
и несет тебя волна,
и качает, забирая -
строя или умирая,
не кончается она.

мы

Nov. 22nd, 2013 12:39 pm
ya_miranda: (Default)
Нет никого здесь, кто был бы мной
Три человека в разных
городах и горах
с собой носят праздник
в рюкзаках за спиной

было бы восемь
было бы шесть
ничего не поделать мы уже есть
словно взрыв словно ветер я точно есть
я не знаю, чья это месть

и я уже есть в разных лицах
когда
плавят космос
разные поезда
твердой рукой
кормчий ведет
чернобокие их стада

я это ты
ты это я
нет ни страха ни выдумки ни вранья
если кто-то расходится по местам
это тоже бываю я

сам по себе
никогда по другим
я гадаю что будет если любим
но такое желание есть в любом
кто хоть в чем, а неповторим

сам по себе
ухожу в свой дом
разбирайтесь что прислано что потом
кто обласкан кто выдуман кто ничей
не бывает длинных ночей

авиабомба
авиавзвод
сам по себе и который год
сам себя не вижу -
и не сужу
я есть ты,
который не ждет

Нет никого здесь, кто был бы мной

Три человека бездомных
в городах и горах -
как вода в ладонях

а я стою
за стеной

Знаки

Oct. 24th, 2013 12:44 pm
ya_miranda: (Default)
В груди у меня пустота -
Никак не поймаю коду:
Там торчит полосатая верста,
Качается в такт походу.
А я еду по зеленым лесам,
По рельсам, переложенным смолью.
Беги, беги, лети в небеса,
Сверкай, листва, от моря до моря.

И наши знаки не стоят по местам,
Их знает корабельная почта -
Беги, беги, тянись по листам,
Я знаю твой отчетливый почерк.
На северном большом берегу
Товарища не встретишь так часто -
Лети, лети, а я помогу,
Лети, листва предзимнего часа.
_

Все лестницы - от трассы до трассы,
И звезды к ним приставлены косо .
Скобли полоски масляной краски ,
Бросай в образовавшийся космос.

Пусть время полыхнет и уносит.
Чего бы ты еще не хотела?
Да, вот такая полосатая осень,
Такое настоящее дело.

Где знаки не уходят с орбит,
Где каменные головы катят,
Иди, отряд, пока не разбит,
Беги, насколько почерка хватит.

Кого уберегли навсегда,
Кого не отпустили с сумою?
Лети, лети, листва, в города,
Лети, листва, от моря до моря.

Твои пути - от мая до мая.
Беги вперед, ветвей не ломая.
Кого теперь волна понимает,
Кого она на слове поймает ?

Но будет день - и кто-то уходит,
Избегнет незаслуженной плахи.
По всем дорогам движется холод,
Взлетают разноцветные флаги.

А в груди у меня пустота -
Никак не поймаю с ходу,
Где слова попадают на места.
Я слышу темную воду.
Со мной говорят поезда,
Возьми их пожеланье немое...
Лети, лети, листва,
Сквозь города,
Сверкай, листва, от моря до моря .
ya_miranda: (Default)
Тот, кто бил по камню из чувства долга,
Чтобы пел порядок и вел ручей,
Должен знать, где спрятать ключи от дома:
Или наш пароль - кольцо без ключей.

Для чего в оркестре лишняя домра?
Если ты чужой, то будешь ничей.
У тебя в кармане ключи от дома.
Или наш пароль - кольцо без ключей.

Щурится ученый - задумал думу,
Точит пограничник свое ремесло.
Будут выдувать тишину стеклодувы,
Будут летописцы резать стекло.

Чтобы думать быстро, работать скоро,
Там, где берег - друг, а бог - казначей,
У тебя должны быть ключи от города,
или, может быть -
кольцо без ключей.

Надо что-то делать, если мы немы.
Надо колдовать, раз не все равно.
Или воевать и писать поэмы,
Или год за годом играть в кино,

Или двигать вверх, или резать недра,
Или строить город на берегу...

У меня в кармане ключи от неба,
Я его открою
И убегу.

лень

Aug. 20th, 2013 12:23 am
ya_miranda: (Default)
Перестань звенеть ради бога
не вопи как сигнал

Лень губительна для любого
кто ее не узнал

на турецком береге в мае
там в двадцатом году

я ее прекрасно узнаю
если мимо пройду

ты меня узнай пожалей-ка
память - дело твое

упадет как в шапку копейка
малый прикуп ее

прогремит хрустальным раскатом
грозовым огоньком

мне бы спрятаться да куда там
не жалей ни о ком

по-турецки знаешь злодейка
нет чтоб ждать-вышивать

зазвенела в шапке копейка -
станет лень выживать

знай лежи себе руки-ноги
раскидай там в пыли

потому что в речке пороги
корабли на мели

от тебя мне нечего прятать
кроме шапки своей

драный путь убитая слякоть
самобраных степей

а с тобой всегда было скушно
лучше искры сбирать

на турецком береге слышно
как вам лень умирать

Profile

ya_miranda: (Default)
ya_miranda

October 2017

S M T W T F S
1 23 456 7
891011 12 13 14
15 161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 16th, 2017 10:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios