ya_miranda: (pic#10874522)
[personal profile] ya_miranda
Кусок 30, где Александр Валерьевич постоянно врет, а Ая находит свою память



А.В.

Его восстановили в институте и взяли на полную ставку.
Жить с этим человеком в одном доме было легко, тихо, не опасно, и все выстраивалось по расписанию: когда его не было дома, она изучала собственное устройство и чинила поломанное — наощупь и не понимая, что именно пытается починить: когда он возвращался с работы, они обязательно пили чай.
Впрочем, она не доверила бы ему свое внутреннее устройство.
Теперь служение Добровольному институту доходило у А.В. до абсурдной к нему привязанности. Он очень болезненно реагировал на любые вопросы. Теоретические и практические познания Аи в разных областях его восхищали, но, когда она высказывала те или иные собственные суждения, это часто приводило его в состояние шока. Почему?
Он сказал, что работает теперь на кафедре информатики. Какая, к черту, кафедра, когда весь институт, как она знала, занимает половину здания размером с хрущобу? Что за странное вранье? Или это бюрократические фокусы? Сканер, правда, молчал.
Она с удовольствием (с удовольствием? Разве так есть?) проверяла свои восстановившиеся способности. Теперь хорошо работал анализатор запахов. В доме опять начало пахнуть этим, знакомым запахом. Она могла разложить его на составляющие — средство для дезинфекции, следы горелой резины и расплавившегося пластика, стиральный порошок, карболка, деготь, крыло летучей мыши, ракетное топливо и что-то еще... Что-то еще...

У него часто оставались ночевать студенты, которых, в отличие от Аи, беспокоило в основном его доброе отношение.
Интересно, а дипломы у них какие? Добровольные?
Странно было думать, что такой человек будет зверствовать на зачетах и отправлять на пересдачи. Иногда она думала - вдруг все-таки!.. - но квартиру заполняли добросовестно пошитые костюмы 16 и 18 века, на крохотной кухне гоняли чаи какие-то юные раздолбаи, а веселые песни услаждали Аин слух до пяти утра, пока А.В. не разгонял всех по спальникам. Но ничего обидного он при этом им не говорил.

Возможно, придуманный человек должен быть безукоризненно добр?..
Однажды она увидела запись дополнительной конференции по тетра-ноосферной модели (Ая не поняла, что это было и как относилось к ноосфере), где он выступал на сцене, утверждая, что идет глобальная информационная война, убивающая дух всего живого. Это явно было отступление от темы и не имело к химии никакого отношения. Но в понимании Аи любой человек имел право на хобби в свободное от работы время.

Все-таки ученый, в ее понимании, должен был думать как-то иначе. Иногда Александр Валерьевич высказывал очень банальные мысли, а иногда, как при анализе новостных сайтов, руководствовался слухами.
Его состояние колебалось, как определяла Ая, от депрессивного к гипоманиакалу: то он рассказывал ей свои бесконечные теории, то уныло сидел, осмысляя то, что она говорила ему, то в возбуждении расхаживал по квартире, теряя очки и размахивая руками.
Сканер на нем по-прежнему не срабатывал.
Она думала, что он так перезагружается: человек он или кукла, Ая не спрашивала из вежливости. Его действия были типичными для куклы, потерявшей нить управления: его мысли были мыслями настоящего человека, который частью был лишен, как она понимала, навыков критического мышления.

Когда Александр Валерьевич гулял с Аей вдоль путей, ему было все равно, какое у него состояние. Ая шла неспешно, не просила дать поводить на поводке собаку Ташу и не лезла под поезда.
Они зашли в ту зону, где рельсы депо отходили в сторону и цвели лопухи — там было желтое, синее, белое, и наливался кипрей, и цветы качались над гравием - и увидели тень высокого худого мужика в ковбойской шляпе. Рядом с ним бежала тень большой лохматой собаки. Ая узнала ее.
Александр Валерьевич кивнул обоим.

- Вот видишь. Кто-то с ностальгией вспоминает домик в деревне, а мы оба - полосу отчуждения.

Да, решила она, похоже. Там растут цветы, которых нет в городе и нет в поле, там поют ЛЭП и искрятся на солнце рельсы, и там никого нет. Взрослого человека уже завернут с охраняемой территории, а 11-12-летние могут играть там целый день, и это их личное пространство - несколько километров безлюдного раздолья, дышишь, где хочешь.
Как у нас в Поле, подумала Ая.

Эта часть Добровольного института нравилась ей больше. Люди оттуда с ней охотно разговаривали, когда находили время. Похоже, что Поле разрасталось до огромных масштабов. Там уже реабилитировалось около сорока человек. Большинство из них были детьми.
В Поле, как она знала, время шло по-другому. Очень быстро возникла хорошая идея, проверенная на многих из взрослых — отдыхать там, но работать тут. В результате работа шла с огромной скоростью. Проблема возникла только с детьми — бывшие бездомные и потерянные дети отказывались уходить оттуда. Подумав немного на этот счет, Витя им это разрешил. И так уже столько пережили, и опять обратно...
Мирей почему-то отказалась рисовать им еще и отдельный кабинет с приборами. Поэтому ее делом в лаборатории были только цветы и птицы — цветы росли сами по себе, свешиваясь со стен, или давали какие-нибудь нужные вещества. О птицах Ая пока ничего не знала.

Уже неделю Александр Валерьевич пропадал ночами, возвращаясь домой под утро. Никаких признаков усталости он не выказывал, и она то и дело ловила себя на мысли залезть в его сердцевину и посмотреть, как работает сердце...
Нет, хватит — обрывала она себя. - Он не кукла. И кукол делать не может. А если я так поступлю с ним, то он подумает, что он кукла. Для человека не может быть ничего хуже.
Скорее всего, нельзя даже спрашивать, куда это он идет, когда он туда идет.
И поэтому Ая спросила:
- А чем вы занимаетесь в последнее время, кроме формулы бесконечного счастья?
- Наркотиками — вздохнул А.В. - Это относится к определению счастья. Я тут обнаружил некоторые последствия повышения уровня дофамина...

Это могло бы многое объяснить, но не липовую кафедру информатики. Но ведь его физиологическое состояние не было похоже на состояние после приема наркотиков?.. Ладно, идеи действуют на увлеченных людей гораздо сильнее наркотиков. Ну, и, в конце концов, она знала, что чужие наркотики для увлеченного человека — вещь умозрительная...

Сегодня они возвращались домой, неспешно беседуя, и она вдруг поняла, что основной частью того, что она пытается восстановить, является покой, а если покой поставить на соответствующее место, то можно вспомнить, где ей последний раз было так спокойно, а до того в ее жизни присутствовало ракетное топливо...
...Больница.
Ая споткнулась.

А.В. поддержал ее под руку.
- Что-то вы больно тяжелая, барышня — проворчал он. - Много едите, что ли...

Ая не обращала на это внимания, понимая, что он все равно не услышит ее ответа.
Больница была, как ей- наконец-то! - вспоминалось на ходу, старая, белая и очень, очень много лет дожидавшаяся ремонта. Но ремонтом было заниматься некому. Религия работавших там кукол позволяла попросить помощи для кукол только от государства. Людей лечили бесплатно.
Это всплыло очень ясно. Немые коридоры, свет дневных ламп, высокие, необычно высокие для человеческой больницы потолки — выкрашенные белой краской - по ним могли ползать роботы-уборщики — старые крашеные-перекрашеные вытертые полы, а в стенах — толстенные кабели. Старые-престарые халаты, вытертые до прозрачности.
Она сосредоточилась на воспоминании, и оно стало более материальным. Дверь была открыта, и за ней, прикрытый простыней со штампом, стоял большой предмет, похожий на отключенный осциллограф. Ая чихнула, стараясь не моргать, чтобы не сместить фокус. Простыня упала.

Это оказался огромнейший, квадратный, черт знает какого года железный ящик, в котором вперемешку лежали файлы картотеки. Файлы имели вид старых больничных карт. Она нагнулась, выискивая среди них подходящие.
Номер 3, столкновение с вооруженной бандой. Номер 5, политический заключенный. Номер 1, группа из нескольких кукол, обширные повреждения, такие-то участки памяти, улучшения, временная амнезия..
Есть. Послышались шаги. Она схватила нужную карточку.
Ая вылетела в коридор и с ужасом захлопнула за собой дверь, лихорадочно впитывая содержание файла.
Готово!
Она сделала над собой усилие и растворилась в воздухе.

Она пришла в себя уже на кухне, где увидела, как сидящий напротив нее А.В. достает старенький мобильный телефон и отвечает кому-то: «да... Да, Вить... Да, сейчас еду... И, кстати, эти черти полосатые... » На кухне творился редкостный бардак и были раскиданы какие-то картонки.
Она поняла, что речь опять идет о лабе. Для верности А.В., отвечая на вопрос исключительно «да» или «нет», подглядывал в клетчатый листок, вырванный из записной книжки. Ая эту книжку знала.
«Носит с собой листок, где записано то, что он узнал от этого Вити» - подумала Ая. А.В. был так занят, что никакого внимания на нее не обратил. Вскоре он заметался по прихожей, собирая потерянные кошелек, часы и ключи, потом хлопнула входная дверь и лифт поехал вниз. Все.

Кажется, работу по восстановлению себя стоило ускорить, и она легла прямо на пол, входя в транс.
Состояние устоялось. Перед ней поплыли горы, города, реки, моря и поле. С высоты она увидела Поле.
В Поле, зачеркнутом крест-накрест зеленым ветром, у низкого каменного здания смеялись и бегали дети, и в одном из них она, приглядевшись, узнала Маугли, игравшего с ними в салки, догонялки и чехарду. Все в порядке.

Чехарда...
Запах больницы.
Она пришла в сознание, встала и начала анализировать данные запахов. Теперь все работало, как часы. Часы...
Часы!.. Она оценила себя, начиная с самых ранних событий. Что за удовольствие ощущать это свое новое состояние — мощное, правильное. Удовольствие она ощущала редко, но если бы она могла, она бы тут же отключила все эмоции, избавилась от появившейся личности и вернулась в исходное состояние, потому что это было бы правильно, но...
Больница.
Место, где ее починили в тот раз.

Человеческие привычки ей опять помешали - поняла она, отряхивая от мусора и налипшей шелухи очередной кусок памяти. Иначе бы она давно поняла, чем пахнет этот Александр Валерьевич.

Подумав еще немного, она поняла, что это хорошо. Если бы не затуманенное сознание, появившийся запах больницы не воздействовал бы на нее в течение нескольких недель и не дал памяти проснуться. И, насколько она помнила запах Маугли, он действительно был здесь, а не только этот листок. Но зачем?..
Она вспомнила тень человека в ковбойской шляпе.
Значит, тогда Маугли думал о ней, а она отвернулась?..

Date: 2017-06-09 09:49 pm (UTC)
hild_of_vilnius: (Default)
From: [personal profile] hild_of_vilnius
То есть он пахнет этой странной больницей? А больницакак-то связана с институтом?

Profile

ya_miranda: (Default)
ya_miranda

October 2017

S M T W T F S
1 23 456 7
891011 12 13 14
15 161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 16th, 2017 10:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios